Готовность к пробуждению



Насколько же все эти жалобы соответствуют реальной картине? На этот вопрос помогает ответить полиграфическое обследование больных - запись биотоков мозга, движений глаз, движений мышц. Такому обследованию в нашей клинике было подвергнуто несколько сот больныx неврозами. И вот что обнаружилось.

В среднем больные спали ночью пять с половиной часов. Но это в среднем: треть пациентов -спала более 6 часов, а около одной десятой - менее 4 часов. На засыпание в среднем уходило 24 минуты, но кое-кому не удавалось заснуть и за два часа. У четверти больных завершенных циклов «медленный сон - быстрый сон» было всего два, а у некоторых только один. Быстрый сон наступал у них раньше обычного, а дельта-сна (третьей и четвертой стадий вместе) не xватaлo. Особенно кopoткoй оказалась четвертая стадия: 7 процентов вместо 12,1 (иногда у больных неврозом этой стадии совсем не бывает). У здоровых людей более половины четверти стадии приходится обычно на первые два цикла сна, у наших больных она тяготела к концу ночи, у некоторых дельта-сон оказался таким же чутким, каким у здоровых бывает дремота.

Во всех стадиях медленного сна, особснно в четвертой частота пульса была у наших пациентов выше нормы. Дело было, скорее всего, в активизации фнзиологических процессов, отсюда и легкость пробуждения из медленного сна. Разбуженные в дельта-сне, три четверти больных сказали, что задремалн только что, а остальные заявили, что не спали совсем, хотя не могли вспомнить, о чем думали в это время. Когда же мы будили пациентов в стадиях дремоты и сонных веретен, они совсем отрицали сон, но говорили, о чем думали: о событиях минувшего дня и повседневных заботах. Доля быстрого сна у обследованных была в среднем такой же, как и у здоровых людей, но опять-таки в среднем. У некоторых, чаще всего у тех, кто засыпал поздно, он занимал 7-8 процентов всего сна, зато у четверти больных превышал 26 процентов. Но это был далеко не полноценный сон.

У всех пациентов пульс в быстром сне был более редким, чем в бодрствовании и чем в четвертой стадии. Движений глаз тоже было немного. Стоило ли удивляться, что содержательных отчетов о сновидениях мы не получили, а краткие отчеты дала лишь половина обследованных! Содержательный отчет бывает у того, чей пульс в быстром сне становится еще более учащенным, чем в четвертой стадии. У половины пациентов на фоне быстрых движений глаз появлялись сонные веретена - сочетание, характерное для депрессии. У некоторых быcтрый сон наступал сразу же вслед за пробуждениями -,такое у здоровых людей бывает лишь в позднем утреннем сне, а в патологии встречается при нарколепсии. Две пятых больных просыпались по три раза зa ночь и больше; движений у всех было раза в полтора больше, чем у здоровых людей. Некоторые засыпали тотчас и спали до утра, но вертелись всю ночь.

Мы уже сказали, что одна десятая часть больных спала менее 4 часов. Менее 5 часов спала треть (да и то не каждую ночь). Но все до единого утверждали, что спали З-4 часа. Половина пожаловалась на то, что на засыпание ушло не менее часа, между тем каждый второй из них ошибся: засыпали и через 20 минут, и через 15. Читатель помнит, что люди, которых будят во время медленного сна, оценивают длительность сна неверно. То же было и с нашими больными, когда они просыпались во время медленного сна. Им не хватало дельта-сна, а от этого в значительной степени зависела их удовлетворенность cном.

Дневное бодрствование мы исследовали с помощью эдектроэнцефалограмм и корректурной пробы. Корректурная проба - очень простой тест: человеку дают напечатанный текст и просят зачеркнуть в нем, скажем, все буквы К и Р. Этот тест наши пациенты выполняли в полтора раза медленнее здоровых людей, но ошибок у них было не больше, чем у здоровых, даже меньше. Медлительность их объяснялась не столько сонливостью, сколько тем, что для них этот тест означал слишком многое: все они были мнительны, а тут проверялось их здоровье.


Продолжение…