Кошмары Фауста



Очень часто нарушается сон и от шума. Попробуйте-ка заснуть, если у вас окна выходят на автобусную остановку! Случается, правда, что люди жалуются на внешние помехи, а корень зла все-таки не в них, а в функциональных нарушениях нервной системы. Был у нас один пациент, который сетовал на то, что его всю жизнь преследуют шумы. Сначала это был шум, который устраивали соседи по общежитию, потом шум трамвая, шум на стройплощадке у дома. Пациент ничего не выдумывал, но неспроста у него частенько случались то личные, то служебные конфликты. Был он человек психически неуравновешенный и всякий шум воспринимал как мировую катастрофу.

Из шумного места можно перебраться куда-нибудь потише, с севера переехать на юг, но куда уедешь от самого себя? Бывает, эпизодические нарушения сна преследуют человека всю жизнь. Еще ребенком его одолевали ночные страхи. Он вскакивал с постели и кричал, содрогаясь от ужаса: Ему уже за пятьдесят, но иногда он, как и в детстве, будит себя и домашних жуткими криками. Именно о таких кошмарах и рассказывает Фауст Мефистофелю:

И ночь меня в покое нe оставит

Едва я на постели растянусь,

Меня кошмар рукою твердой сдавит,

И я в поту от ужаса npoснусь *.

Что порождает эти кошмары? Рождаются они в глубоком дельта-сне, без сновидений. Это не - обыкновенные страшные сны, а что-то более глубокое, подспудное... Но может быть, они в родстве не со снами, а с вегетативно-сосудистыми кризами? Впрочем, нет, эти кризы возникают в минуты быстрого сна на фоне, свойственных ему обычных вегетативных сдвигов, но несколько зашедших за свои границы,- человек просыпается с сильным сердцебиением, с тяжелым и прерывистым дыханием и тревогой на душе, он не спит, его знобит, у него поднимаются температура и давление. Есть люди, с которыми это случается раз в год, но есть, кого такой криз посещает и по нескольку раз в месяц.

Нарушают сон и заболевания внутренних органов или периферических нервов, от которых ощущается боль и разного рода неудобства, являются дурные сны и кошмары. Сердечники засыпают довольно быстро, но часто просыпаются среди ночи и долго ворочаются с боку на бок. Приступы стенокардии, инфаркты миокарда и гипертонические кризы в основном приходятся на быстрый сон, а приступы бронхиальной астмы - на медленный. У всех людей в быстром сне меняются пульс и давление, но у кого не в порядке коронарные сосуды, тому резкие перемены пульса и давления грозят приступом. У всех меняется во сне секреция желудочного сока, но у язвенника эта перемена может вызвать боль, а с ней и нежеланное ночное бодрствование.

Мало спит человек, отравленный алкоголем; в основном у него подавлен быстрый сон. Возвращается быстрый сон к норме не скоро, ведь и алкоголь выводится из организма довольно долго. Но ждать, пока он весь испарится, быстрый сон не хочет, и у некоторых прорывается в бодрствование: начинается белая горячка с бредом и галлюцинациями.

Если в мозгу у человека существует эпилептический очаг, то тогда присущая медленному сну синхронизация нейронных систем может стать чрезмерной и привести к возникновению эпилептического разряда. У тех, кто страдает дневной эпилепсией, благоприятным фоном для зарождения разряда служит пониженный уровень бодрствования, тем же, кто склонен к ночной эпилепсии, надо опасаться стадии сонных веретен. Погасить этот разряд может, как уже говорилось, только быстрый сон с его десинхронизацией ритмов. Выяснилось это благодаря исследованиям П. М. Сараджашвили, В. М. Окуджавы и наших сотрудников Л. И. Сумского, Л Г Биниаруашвили и Н. Н. Яхно.

У больных эпилепсией структура сна нарушена. Иногда им не хватает быстрого сна, иногда излишне увеличивается стадия дремоты. Но они никогда не жалуются на сон, они тоже хорошо спящие. Возможно, это объясняется тем, что во время приступов конфликты, накапливающиеся в бессознательном, частично изживают себя.

Что больной эпилепсией не жалуется на сон, понятно, но что не жалуется маниакальный больной, поразительна. У человека, находящегося в маниакальном состоянии, самый короткий сон на свете - иногда два часа, иногда час, а о желании спать нет и помину. Больной возбужден, он вскакивает с постели, принимается за дела, но тут же их бросает, охотно ввязывается в разговор на любую тему, но мысли у него перескакивают с пятого на десятое. Внезапно он засыпает коротким и глубоким сном и просыпается полный сил. Очевидно, глубина сна компенсирует его количественную нехватку. Иногда его активность достигает таких масштабов, а сон бывает столь краток, что наступает истощение организма: больной вынужден отлеживаться. После лишения быстрого сна компенсаторной отдачи в маниакальном состоянии не бывает: все конфликты у этих больных разрешаются в их ураганной деятельности. В случаях, лишь граничащих с патологией, у натур творческих эта деятельность бывает необыкновенно плодотворной. Тогда ее называют вдохновением, или экстазом.

Продолжение…