Ненужный прозаизм



Система наших ритмов многоярусна и иерархична.

На самом нижнем ярусе располагаются ритмы клеточные и субклеточные. Из генерируемых клеткой ритмов складываются более сложные ритмы на следующих ярусах - тканевых. Из тех, в свою очередь, складываются ритмы органов. И каждый следующий ярус - не механическая сумма ритмов, а качественно новая подсистема.

На вершине иерархии ритмов находится гипоталамус.

Он и дирижирует всем оркестром ритмов. Давно было замечено, что этот отдел мозга стоит как бы на границе внешнего и внутреннего мира: с одной стороны, это часть нервной системы, а с другой - нечто вроде эндокринной железы. Как часть нервной системы он принимает сигналы извне, а как железа воздействует на внутренние процессы; вырабатывая специальные гормоны, которые адресуются гипофизу, а через него щитовидной железе, надпочечникам и другим отделам. Весьма возможно, что именно гипоталамус и согласовывает внешние факторы с внутренним миром организма. Если уж искать в организме биологические часы, то в гипоталамусе.

Человеку не всегда легко соблюдать предписанный ему природой ритм. Многим было бы по душе вставать зимой часа на два попозже, но распорядок жизни не дает им такой возможности, и их адаптационным механизмам приходится напрягаться. Вреда это им никакого не приносит, напротив, это тренирует их, держит в форме. У того, кто не выспался, все из рук валится; бывает, целый день проходит без толку, пропадает, но такие небольшие отклонения необходимы и полезны, чтобы организм не спасовал перед серьезными отклонениями, для которых может понадобиться напряжение всех душевныx и физических сил.

Когда ночного сна оказывается недостаточно для восполнения запасов энергии и усталость накапливается, тогда все ритмы жизнедеятельности замедляются и организм начинает взывать к помощи уже не суточных, а недельных или месячных ритмов. О том, как ощущает человек смену сезонов, лучше всех сказал наш великий поэт в своей «Осени»: весной он «болен», зима прекрасна, но чересчур длинна, лето со своим зноем и мухами губит «все душевные способности», и лишь осень возрождает его к жизни:

И с каждой осенью я расцветаю вновь,

Здоровью моему полезен русский холод;

К привычкам бытия вновь чувствую любовь:

Чредой слетает сон, чредой находит голод;

Легко и радостно играет в сердце кровь,

Желания кипят - я снова счастлив, молод,

Я снова жизни полн - таков мой организм

(Извольте мне простить ненужный прозаизм).

Перед нами единственные в мировой поэзии стихи о сезонно-годовых биоритмах - о воздействии каждого из четырех времен года на душевное и физическое состояние человека. У читателей Пушкина его «ненужные прозаизмы» находили полное понимание: сезонные ритмы ощущают на себе все - и люди, и животные (многим приходилось наблюдать «перелетное беспокойство» у птиц). Но кроме сезонных, есть у организмов еще годовые ритмы (им подчиняется, например, нерест у рыб и других обитателей океана), двухлетние (они властвуют над плодоношением яблонь), трехлетние (у многих спортсменов этим ритмам следует кривая их достижений), семилетние. Последние обнаружил у творческих людей Н. Я. Пэрна. Каждые семь лет, утверждал он, человек творческий испытывает подъем душевных сил, работоспособности, воображения, затем идет спад, затем снова подъем. В качестве примеров Пэрна приводит Гёте, Бетховена, Вагнера, Канта, Рембрандта. У его современников, например у В. М. Бехтерева, эта идея вызвала сочувственный отклик; нынешние биоритмологи также соглашаются с ним.

Избавление от стресса на психологической консультации. Психотерапия.

Продолжение…