Парадоксальный сон



Парадокс так и назвали - парадоксальный сон. Открыт он был в лаборатории сна Чикагского университета. Некоторые ученые до сих пор убеждены, что до этого события вообще никакой истории у исследований сна не было, а была одна предыстория, то есть нечто заслуживающее пренебрежения или в лучшем случае беглого взгляда.. Во время этой предыстории сон, конечно, изучали, но во-первых, от случая к случаю, не систематически, а во-вторых, ничего особенного не открыли. Когда же началась история, все чудесным образом переменилось. «3a последние двадцать пять лет мы узнали о сне больше, чем за двадцать пять предшествующих веков», писала в 1977 году американский психолог Кэрол Таврис, и это было мнение подавляющего большинства ученых.

Доктор Натаниэль Клейтман, руководитель лаборатории сна в Чикагском университете, изучал связи между биоритмами и деятельностью вегетативной нервной системы. Объектом его исcледований были грудные младенцы. Записывая у них биотоки, он доказал, между прочим, что эти младенцы бодрствуют не два часа в сутки, как думали прежде, а целых восемь часов. Просто они подолгу лежат в задумчивости и с закрытыми глазами. Об этом, во всяком случае, свидетельствовали их электроэнцефалограммы.

За теми же младенцами наблюдал и Юджин Азеринский, аспирант доктора Клейтмана. Однажды, это было в 1952 году, он заметил, что во сне у них глазные яблоки время от времени начинают совершать быстрые движения, сопровождающиеся на электроэнцефалограмме столь же быстрыми низковольтными ритмами. Движения глазных яблок наблюдали у спящих, конечно, и раньше, но им не придавали значения, не записывали их и не сопоставляли с электроэнцефалограммой. Никому из ученых не приходило в голову, что эти движения могут быть связаны со сновидениями (Клейтман первый догадался об этом) и что они служат признаком совершенно новой, никому еще неведомой фазы сна, наступавшей сразу за четвертой стадией, которой заканчивалась отработанная десятилетиями классификация.

Началась эра систематических исследований. Детям, за которыми велись наблюдения в лаборатории Клейтмана, прикрепили к векам кончики микроскопических электродов и стали изучать новое явление со всех сторон. Затем к экспериментам были привлечены взрослые испытуемые, студенты Чикагского университета, и разумеется, подопытные животные, в основном кошки. Предметом исследоовании была RЕМ-фаза сна, названная по первым буквам английских слов rapid eyes movemenеs - быстрые движения глаз.

Постепенно выяснилось, что у подавляющего большинства взрослых людей быстрые движения глаз начинаются через час-полтора после засыпания и повторяются от четырех до шести раз за ночь. Интервал в час-полтора сохраняется в основном до пробуждения, но длительность быстрых движений глаз к утру возрастает. Первый раз они продолжаются от пяти до десяти минут, а последний - около получаса. Предшествующие им глубокие стадии сна (третья и четвертая) становятся все короче и короче; иногда к утру сохраняются одни только сонные веретена - вторая стадия, и RЕМ-фаза наступает сразу за нею. Электроэнцефалограмма REM-фазы очень похожа на картину бодрствования: сплошная десинхронизация.
Между тем мышечный тонус в этой фазе еще ниже, чем при глубоком дельта-сне. Мышцы обмякают совсем, разбудить человека в это время труднее всего, и это при электроэнцефалограмме, показывающей чуть ли не бодрствование! Вот почему французский невролог Мишель Жуве и назвал RЕМ-фазу парадоксальным сном. Есть у нее еще одно, третье название - быстрый сон. В наши дни все три названия пользуются одинаковым статусом. Мы в данном случае выбираем последнее - быстрый сон. Быстрый не только из-за быстрыx движений глаз, но главным образом из-за быстрых ритмов на электроэнцефалограмме. Для остальных четырех стадий, известных до 1952 года, название соохраняется одно - «медленный сон».

Наш ночной сон складывается, таким образом, из нескольких циклов, а цикл - из четырех стадий медленного сна и стадии быстрого. Если судить по глубине сна и нарисовать соответствующую кривую, то у нас получится несколько спусков по лестнице вниз, заканчивающихся подъемами на лифте: после быстрого сна мы сразу поднимаемся в поверхностный. Эти спуски и подъемы образуют своего рода биологический ритм, равный приблизительно полутора часам. Есть предположение, что полуторачасовой ритм является одним из основных биоритмов и в неявной форме не покидает нас и во время бодрствования.

Знаете ли вы, что такое консультация психолога? Лечение страхов.

Продолжение…