Привидение в замке



Нам еще не совсем ясно, почему мы спим, а не просто отдыхаем, но мы уже догадываемся, почему мы спим ночью, а не днем. Суточный ритм укладывает нас в постель, а устройство нашей зрительной системы, в которой преобладают рецепторы дневного зрения, не оставляет нам выбора. Не было выбора и у наших близких и отдаленных предков - им всем природа повелела спать ночью. Мы знаем также, что сон неотвратим.

Впрочем, днем мы тоже любим поспать, и утром вставать нам часто неохота. И. И. Остромысленский делил сон на «повелительный»; целиком определяемый потребностями организма, и «волевой», вызываемый нашим желанием. Продолжительность «повелительного» сна зависит в основном от возраста. Новорожденные спят в сутки часов шестнадцать, а остальное время, как нам уже известно посасывают молочко или подремывают - лежат с закрытыми глазами. Сначала самый долгий период непрерывного сна не превышает у них четырех часов, и днем они спят почти столько же, сколько и ночью, но уже недели через три после рождения период этот растягивается до восьми часов, и ночью они спят - вдвое больше, чем днем .. Мало-помалу дневной сон перестает у нас быть «повелительным» и становится «волевым» - роскошью, наслаждением, привычкой. В шестилетнем возрасте мы готовы спать по десять часов в сутки, а то и по двенадцать, а после двадцати лет - не больше девяти. В старости ночью мы спим немного, сон наш неглубок, зато днем любим поспать и после обеда и после завтрака.

Субъективная потребность в длительном сне часто не отражает истинной в нем нужды, вырабатывается она под влиянием привычки, приобретенной в детстве. Полагают, что излишний сон развивает у ребенка флегматические черты, нарушает функции кровообращения и пищеварения и даже задерживает умственное развитие. «Сон неумеренный вреден»,- говорит Одиссею божественный свинопас ЕвмеЙ. Кто мечтает отоспаться за целый год, достигает своей цели в первую же неделю отпуска - еще одно доказательство, что «повелительный» сон не так уж велик, и многое в наших привычках порождено сном «волевым». Что касается дневного, «волевого» сна, то о нем в Талмуде сказано, что длиться он должен не более 60 вздохов. Маловато, конечно, ведь это всего минуты четыре. Вздохов бы триста, и врачи подписались бы под такой рекомендацией. Те, кто умеет расслабляться днем и засыпать на 20, даже на 15 минут, получают хороший заряд бодрости.

В обычных условиях человек, собирающийся спать, ложится в постель. Но если условия необычны, а спать хочется, человек может спать в любой позе. Пассажиры автобусов или электричек спят сидя в креслах и на скамьях; к сожалению, может заснуть за рулем и водитель. Часовой может заснуть стоя, опершись на винтовку. Солдаты дремлют во время марша на ходу, на ходу дремали Фритьоф Нансен и его спутники, шагая на лыжах сквозь безмолвие Арктики. В прежние времена булочники месили тесто в полусне. И водителей, и пассажиров, и булочников, и путешественников, и марширующих солдат - всех усыпляет одно: монотонность.

С усыпляющим действием ритмично повторяющихся раздражителей мы сталкиваемся, едва появившись на свет: нас укачивают, чтобы мы поскорее заснули. Если никого нет поблизости, мы сами себя укачиваем, напевая себе колыбельную песню. Нередко маленькие дети, чтобы заснуть, тихонько и ритмично тыкаются головой в подушку. Маленькие обезьянки, отнятые у матерей, тоже укачивают себя сами - они припадают к земле и ритмично раскачиваются из стороны в сторону. Колыбельные песни и укачивание существуют у всех народов и существовали всегда: в природе нашего организма заложена способность успокаиваться и засыпать под монотонные ритмы. Монотонные движения в сочетании с монотонной музыкой могут погрузить танцующих в сомнамбулическое состояние. Нагоняет сон даже монотонное двигание челюстями: усыпляет не только переполненный желудок, но и сам процесс его наполнения.


Продолжение…