Стресс против стресса



О сновидениях, впрочем, говорить еще рано. На очереди некоторые эксперименты и связанные с ними гипотезы. Вот первая из них. Родилась она в ходе опытов по лишению сна.

До недавних пор: экспериментируя на животных, биологи чаще всего пользовались методом малых площадок. На окруженный водой островок помещали крысу; островком часто служило донышко перевернутого цветочного горшка. Крыса привыкала спать на этом донышке. Пока длился медленный сон, все шло хорошо, но как только наступал быстрый, мышцы у крысы расслаблялись, и она плюхалась в воду. Полностью быстрого сна она не лишалась, но его количество уменьшалось раз в шесть: от трех часов оставалось не более получаса.

Хотя крысу кормили и поили, пребывание на донышке горшка в течение нескольких суток было для нее очень суровым испытанием. Как и у всех мелких млекопитающих, у крысы так быстро протекают все жизненные процессы, что несколько суток для нее все равно, что для нас несколько месяцев. Недаром после этого испытания у нее развивался сильнейший стресс.

И тут возникал вопрос: какие явления в организме обязаны своим происхождением нехватке быстрого сна, какие стрессу - а какие тому и другому вместе? Многие годы повышение эмоциональности и агрессивности у животных приписывали отсутствию быстрого сна. Но не стресс ли во всем виноват? Вот если бы крыс удалось, лишая быстрого сна, уберечь от стресса, тогда бы - все сомнения разрешились. Но как это сделать?

Со времен Вальтера Гесса, который ввел электроды в мозг, были проделаны тысячи опытов с электростимуляяцией гипногенных зон и ретикулярной формации, ведающей уровнем бодрствования и внимания. Отчего просыпается крыса? Строго говоря, оттого, что сигнал о ее падении в воду достигает ретикулярной формации. Так не лучше ли в самом начале быстрой фазы прямо и раздражать ретикулярную формацию? Цель будет достигнута без всякого шока. А ведь падение - это шок. К тому, что ты во сне вдруг падаешь в воду, привыкнуть невозможно.

Рассудив подобным образом, московские физиологи В. М. Ковальзон и В. П. Цибульский ввели подопытным крысам в ретикулярную формацию тонкие серебряные электроды и, сменяясь поочередно, стали наблюдать за их электроэнцефалограммами. Крысы спали в своих клетках спокойно: к кабелю, к которому были nодсоединены электроды, их приучили заранее, и он их не беспокоил. Как только на ЭЭГ появлялись признаки быстрого сна, к электродам посылался разряд тока, и крыса просыпалась.

В ходе опыта крысы нормально ели, пили, умывались, играли. Шерсть у них лоснилась, вес не снижался - словом, внешне они ничем от контрольных животных не отличались. Между тем продолжительность быстрого сна у них уменьшилась в три раза. Уже на вторую ночь быстрый сон стал бороться за свои права: экспериментатор едва успевал нажимать кнопку стимулятора. Когда опыт кончился и ученые посмотрели, что делается у крыс внутри, выяснилось, что и внутри все в порядке. Ни намека нa классические признаки стресса: вес надпочечников не увеличился, вес вилочковой железы не уменьшился, о язве желудка не было и помину. Вес надпочечников был даже немного меньше, чем у контрольной группы.


Продолжение…