Теория сновидений



Теория сновидений (не говоря уже о теории сна в целом) еще далека от завершения. Но то, что сновидения можно назвать стражем сна, как это сделал Фрейд, не оспаривается никем. Читатель вскоре убедится, что не будет особенным преувеличением назвать их и стражем душевного здоровья для большой категории людей, во всяком случае. Добавим к этому «творческий» аспект и спросим себя в связи с этим, где четкая граница между поисками формулы бензола или поэтической метафоры и поисками решения какой-нибудь сугубо личной проблемы. Границы не видно.

В свое время Фрейд писал о скрытой, бессознательной подготовке материала для сновидений, происходящей непосредственно перед ними. Данные, указывающие на связь дельта-сна с переработкой информации,- не прямое ли подтверждение умозрительных построений Фрейда? Укладывается в его концепцию как будто и то, что происходит на последних этапах лишения быстрого сна или сна вообще, когда наружу вырываются скрытые влечения.

В начале 70-х годов идеи Фрейда получили толчок к дальнейшему развитию - появилось новое понятие «психическая защита»; выдвинул его американский психолог Р. Гринберг вместе со своими коллегами. По их мнению, некоторые дневные впечатления и переживания извлекают из бессознательного внутренние конфликты и доводят их до предсознательного уровня, заставляя человека ощущать безотчетную тревогу. Спасительные сновидения превращают эти конфликты в набор относительно безобидных образов и вместе с прилепившимися к ним фрагментами дневных впечатлений переводят их обратно в сферу бессознательного.

Для проверки своих предположений Гринберг и его коллеги лишали испытуемых быстрого сна, будили их посреди медленного. До и после опытов они проверяли у своих испытуемых уровень познавательных возможностей, а также предлагали им тесты с подсознательным стимулом. Стимулом был звук или свет, а подсознательным он именовался потому, что его интенсивность не достигала порога осознаваемого восприятия. Был еще прожективный тест (тест Роршаха) - человеку показывали случайные и вполне абстрактные композиции из черно-белых и цветных пятен, спрашивали, что они ему напоминают, и по ответу судили о его эмоциональном состоянии.

От лишения быстрого сна познавательная активность ни у кого не ухудшалась и не улучшалась. На других же тестах депривация сказалась отчетливо: люди машинально рисовали картинки, связанные ассоциативно с подсознательными стимулами. В прожективных тестах у них обнаружились те эмоции, от которых каждый из них защищался с помощью сновидений. Вытесненные сновидениями, а затем извлеченные на свет лишением быстрого сна эмоции являли весьма пеструю картину, в которой каждый испытуемый имел неповторимое лицо.

Из опытов, кстати, было хорошо видно, насколько наивна гипотеза о том, что в быстром сне отсекается «лишняя» информация. Если бы это было так, отсутствие быстрого сна приводило бы к ее задержке в оперативной памяти, что неблагоприятно сказывалось бы на познавательной активности. Нет, быстрый сон со сновидениями предназначен все-таки не для оценки информации, а для стабилизации психики... Когда в специальных опытах изучали личность испытуемого и его сновидения, обнаружилось, что если систематически прерывать быстрый сон, вытесненные конфликты начинают проявляться в сновидениях в более откровенной форме.


Продолжение…