Затоваренный склад



Снова на сцену выступает информационная теория. Теперь она уже не так простодушна и уязвима, как прежде. Она опирается не только на общие соображения, вроде того, что кошелек непосредственной памяти не резиновый или что для нормального переваривания пищи надо время от времени останавливать процесс жевания. В ее расспоряжении все данные о быстром сне и о медленном, об их различиях и взаимосвязях.

После того как неврологи научились лишать человека быстрого сна и благодаря этому многое узнали про быстрый сон, они решили проделать то же самое и с медленным. Но как отделить его от сна вообще, если весь сон на три четверти медленный? Лишить человека быстрого сна легко: побежали по электроэнцефалограмме ритмы быстрого сна, заметались глаза - буди. А тут когда будить? Человека можно по-настоящему лишить только глубокого дельта-сна, подбуживая его звуковыми сигналами не настолько сильными, чтобы он проснулся, но достаточно ощутимыми, чтобы перевести его в стадию сонных веретен или дремоты.

На лишение дельта-сна человек реагирует точно так же, как и на лишение сна вообще: после двух-трех ночей, проведенных под аккомпанемент звуковых подбуживаний, у него снижается работоспособность, он ощущает усталость и делает ошибки при выполнении задач, требующих тонкости анализа и быстроты реагирования. Сходство реакций на сплошную бессонницу и на лишение дельта-сна свидетельствует о том, что дельта-сон - главнейший сон. Самое основное в этих реакциях - физическое истощение. Значит, дельта-сон прежде всего выполняет восстановительную функцию - дает организму обыкновенный физический отдых. Уж что-что, а физическое утомление - не иллюзия; нет человека, которому оно было бы незнакомо. Из этого, в сущности, и исходила энергетическая теория - самая простая из всех теорий сна.

Но каким же образом способствует физическому отдыху и накоплению сил эмоциональное возбуждение, которое недвусмысленно демонстрирует нам усиливающаяся в дельта-сне кожно-гальваническая реакция? А всплески эмоциональной активности в быстром сне? Разве это похоже на накопление энергии? Это же чистейший ее расход! А ночные кошмары, непосредственно со сновидениями не связанные и тоже возникающие в дельта-сне?

И все же это не расход энергии, а ее накопление. За внешней картиной расхода кроется совершенно противоположное - восстановительные процессы. Они-то и находят отражение в картине «вегетативного оживления». Поддерживается это «оживление» и подспудной подготовкой к сновидениям, к быстрому сну. Налицо глубинная работа психики, единый психический процесс, в котором (как и в период бодрствования) участвуют эмоции - разведчики рассудка, дающие первую, не осознаваемую еще оценку всякому впечатлению, всякой пришедшей в голову мысли или воспоминанию. А раз эмоции, то присутствие КГР более чем естественно.

Говоря о роли медленного сна, особенно его дельта-стадий, необходимо упомянуть исследования наших сотрудников А. А. Сидорова, Т. С. Елигулашвили и В. В. Куликовского. Первые двое изучали воздействие физических нагрузок на сон, последний - воздействие умственных. Физическую нагрузку испытывали молодые мужчины, занимавшиеся в основном умственным трудом и далекие от регулярных занятий спортом. Заключалась эта нагрузка в длительной (120 минут) езде на велоэргометре. Если дело происходило днем, на структуру сна это почти не влияло, если же вечером - влияло заметно. Общая продолжительность сна увеличилась у испытуемых в среднем на 36 миинут, стадия дремоты стала короче, время засыпания тоже, а самая глубокая стадия медленного сна (вторая стадия дельта-сна) стала еще глубже. Наиболее заметные сдвиги произошли в первом цикле «медленный сон - быстрый сон». Сам цикл удлинился с 99 минут до 130, доля дремоты в нем уменьшилась, а доля глубокого дельта-сна увеличилась.

А вот к чему привела умственная нагрузка. Опыты с нею проводились после рабочего дня. Молодых здоровых мужчин подвергали разнообразным - психометрическим тестам - на внимание, на запоминание, на творческое мышление. И снова главным действующим лицом оказался дельта-сон. Доля более глубокой его стадии увеличилась, но не за счет дремоты, как в первом случае, а за счет сонных веретен. Интересно, что на сей раз удлинился не первый цикл, а второй. По многим показателям было видно, что после умственной нагрузки чуть-чуть усиливается работа активирующих систем. Не занимались ли люди даже во сне оценкой своей интеллектуальной деятельности?

Продолжение…